Регистрация   Обратная связь   RSS
 

«    Май 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

 

Популярное

 

Облако тегов

Avetik Isahakyan Daniel Varujan Exishe Charenc Grigor Zohrap Hovhannes Shiraz Paruyr Sevak Siamanto Silva Kaputikyan Vahan Teryan Xazaros Axayan Аветик Исаакян Ваан Терян Григор Зорап Даниел Варужан Егише Чаренц Нерсес Шнорали Ованес Туманян Ованес Шираз Паруйр Севак Рассказы Сиаманто Хазарос Ахаян армянские сказки армянские стихи армянские стихи на армянском языке тексты армянских песен Ավետիք Իսահակյան Գրիգոր Զոհրապ Գևորգ Էմին Դանիել Վարուժան Եղիշե Չարենց Համո Սահյան Հովհաննես Թումանյան Հովհաննես Շիրազ Ղազարոս Աղայան Ներսես Շնորհալի Պարույր Սևակ Ռաֆայել Պատկանյան Սիլվա Կապուտիկյան Վահան Տերյան

БРАТЕЦ-БАРАШЕК

Двое сирот
Идут вперед.
Дорога в зной нелегка...
Жара палит,
И пыль пылит.
Ни речки, ни родника...
Сестра Мануш постарше была,
Крепилась она в пути.
Она бы жажду перенесла,
Но братец не мог снести.

Идут, идут и видят они
Глубокий след, в нем стоит вода.
“Сестричка-джан, мне так хочется пить!
Ты дашь попить мне, сестричка, да?”

“Нет, братец-джан, то коровий след -
Напьешься и станешь коровой вмиг.
Потерпим немножко. Еще чуть-чуть:
Сейчас студеный найдем родник”.

Двое сирот
Идут вперед.
Дорога так далека...
И зной палит,
И пыль пылит.
Ни речки, ни родника...

Идут, идут и видят они
След от копыта, а в нем вода.
“Сестричка-джан, мне так хочется пить!
Ты дашь попить мне, сестричка, да?”

“Нет, братец-джан, это конский след -
Напьешься и станешь лошадкой вмиг.
Потерпим немножко. Еще чуть-чуть.
Сейчас, сейчас мы встретим родник”.

Двое сирот
Идут вперед.
Дорога так далека...
И зной палит,
И пыль пылит.
Ни речки, ни родника...

Идут, идут и видят они -
Следок небольшой наполнен водой.
И братец не может дольше терпеть:
Тайком зачерпнул он воды рукой.

Сестра обернулась: где же брат?.
Барашек маленький сзади идет.
Барашек жалобным взором глядит
И, грустно блея, бежит вперед...

Бедняжка Мануш! Что делать ей?
Ломает руки она в слезах.
А братец-барашек бежит за ней.
Испуг и горе в его глазах.

Двое сирот
Идут вперед.
Мануш с барашком вдвоем
В слезах идут...
Как грустно тут,
В безвестном краю чужом!

Идут. Их голод и зной томят.
Идут, не зная куда...
И вдруг - деревья листвой шумят,
Родник, и звенит вода.

Пьют вдоволь сироты, к воде припав.
Потом на дерево влезла сестра,
А братец отведал душистых трав.
Лужайка от ярких цветов пестра.

Но вдруг - и топот, и ржанье, и смех
В лесу вечернем, что тих был и пуст.
И звуки все ближе, и в звуках тех
И песня, и хохот, и веток хруст.

И вот, золотой уздечкой звеня,
Подводят слуги коня к воде.
Но что в роднике пугает коня?
Он встал на дыбы, словно быть беде.

Взглянули слуги, а в роднике
Лицо прекрасное отражено.
Промчится ветер невдалеке,
И зыблется в струйках воды оно.

Наверх взглянули они, а там
Красавица, светлая, как заря.
Сидит она, прижавшись к ветвям,
И смотрит, ни слова не говоря.

Каких только нет на земле чудес!
Дивятся все в глубине души:
Как диво такое попало в лес,
На дереве диком сидит в тиши?

“Кто ты? Виденье иль человек?
Если виденье, сгинь, пропади.
А человек - так с ветвей сойди,
Лучший найдем для тебя ночлег.

Кто ты? Откуда? Нам невдомек,
Как очутилась ты среди нас.
Что за горе тебя, дружок,
В лес привело в этот поздний час?”

“Горе сиротства нас привело
В эту лесную глушь, -
С дерева отвечает им
Скромная наша Мануш.
- Нет у нас крова, нет родных
В огромном мире земном.
Ночь подходит. Страшно одним
Во мраке ночном лесном”.

Горят во дворце алмазы, янтарь...
Приводят сироток в царский покой.
“Красавица, кто ты? - воскликнул царь.
Зачем барашек безмолвный с тобой?”

И вот Мануш рассказала о том,
Что было рассказано мной в стихах.
“Да здравствует царь на троне своем,
Пусть он разберется в наших делах”.

Царь выслушал грустную повесть сирот.
Приятна Мануш для его очей.
И в жены себе он ее берет.
Семь дней он пирует и семь ночей.

Забыла Мануш о тяжелых днях,
Не знает отказа она ни в чем.
А братец-барашек в густых садах
Пасется, довольный своим житьем.

Жила во дворце, завистлива, зла,
Старуха-служанка. Злодейку ту
Однажды черная зависть взяла,
Что любят все девочку-сироту.

И входит старуха, злобу тая,
В покои к царице - и льстиво ей:
“Пойдем-ка, царица, краса моя,
Сведу я купаться тебя скорей!”

И вот, обольстивши, ведет к воде,
Бросает в озерную глубину,
А дочь, в одежду Мануш одев,
К царю посылает, словно жену.

Лица не видать под тканью густой.
Обманщица входит в царский дворец.
Властитель считает ее женой,
Она надевает царский венец.

Но что это сталось с барашком вдруг?
Никак не заманишь его домой.
По берегу, блея, сделает круг -
И снова бежит на берег другой.

Что делать с барашком?
Нейдет он прочь.
Подумав, решила старуха-мать:
Пусть притворится больною дочь.
И уложила ее в кровать.

Несут ей яства - и это и то,
И просят-молят немного съесть.
Не смотрит притворщица ни на что
И просит мяса барашка принесть.

“Мануш, Мануш, но ведь это твой брат!
Ужели же сестры братьев едят?!”
Обманщица дальше ведет игру:
“Подайте мне то, что велю, сейчас!”
Кричит: “Погибаю!” Кричит: “Умру!”
И царь издает ужасный приказ:
Костры разложить,
Ножи наточить,
Барашка убить
И мяса подать
Царице в кровать,
Чтоб ей не хворать.

Издал он приказ и с тайной тоской,
И с тайной тоской бродил над водой,
И думал он грустно: “Ну как могла
Мануш его милая быть так зла?”

И плачут скалы, что вкруг стоят.
И блеет и плачет барашек-брат,
И мечется, бедный, над бережком
И человечьим кричит языком:

“Сестричка-джан! Сестричка-джан!
Разводят костры,
Разводят костры!
Ножи уж остры!
Сестричка-джан! Сестричка-джан!
Услышь ты меня,
Спаси от огня!”

И слышит царь, удивления полн, -
Доносится голос из синих волн.
Знакомый голос и смутен и глух,
Взывает и нежно терзает слух:
“Братец-джан! Братец-джан!
Бездомный ты мой,
Сестры нет с тобой,
Барашек мой, джан!
Томлюсь я на дне,
Во тьме, в глубине.
Не видно мне дня,
Не слышно меня.
Обманщица зла!
Ужасен обман!
Погибель пришла,
Барашек мой, джан!”

Услышал царь - и скорей домой.
Покровы с царицы срывает он,
Срывает и видит - о, боже мой,
Кто сел обманом на царский трон?
“Сюда, рыбаки, свой невод скорей!
Достаньте Мануш, голубку мою!
Сюда, палачи, в глубь водных зыбей
Кидайте старуху и дочь-змею!”

Разгневался царь. Не уймешь никак...
За ним возмущенный гудит народ.
Бросает в озеро невод рыбак -
Мануш достают из глубоких вод.

Мануш достают и на трон несут.
Но кто это рядом стоит, пригож?
То братец сбросил шкурку и тут
Совсем на барашка стал не похож.

Барашек красавцем-юношей стал, -
Широкие плечи, разумный взор.
Не блеяньем жалким раскрыл уста -
Повел человека живой разговор.

А тех, что обманом взяли права, -
Старуху-злодейку и лгунью-дочь, -
Надев на шеи их жернова,
Бросают в озеро в ту же ночь.

Уж не грустят
Сестра и брат.
Забыли о страшном сне.
И снова мир,
И жизнь, как пир.
А зло - на озерном дне.

 

Ованес Туманян


Теги: Ованес Туманян армянские сказки

 

 

 
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru 2007-2011 © Hayreniq.ru Все права защищены. При использовании материалов Hayreniq.ru ссылка на ресурс обязательна.