Регистрация   Обратная связь   RSS
 

«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 

 

Популярное

 

Облако тегов

Avetik Isahakyan, Daniel Varujan, Exishe Charenc, Grigor Zohrap, Hovhannes Shiraz, Nerses Shnorhali, Paruyr Sevak, Silva Kaputikyan, Vahan Teryan, Xazaros Axayan, Аветик Исаакян, Ваан Терян, Григор Зорап, Даниел Варужан, Егише Чаренц, Нерсес Шнорали, Ованес Туманян, Паруйр Севак, Рассказы, Сиаманто, Хазарос Ахаян, армянские сказки, армянские стихи, армянские стихи на армянском языке, тексты армянских песен, Ավետիք Իսահակյան, Գրիգոր Զոհրապ, Գևորգ Էմին, Դանիել Վարուժան, Եղիշե Չարենց, Համո Սահյան, Հովհաննես Թումանյան, Հովհաննես Շիրազ, Ղազարոս Աղայան, Ներսես Շնորհալի, Պարույր Սևակ, Ռաֆայել Պատկանյան, Սիլվա Կապուտիկյան, Վահան Տերյան

Показать все теги

Занги-Зранги

l

 

Жили муж с женой, были у них сын и дочь. Сын уже взрослый, а дочь еще в пеленках. Едва ей исполнилось пять месяцев, как в их доме начали происходить странные вещи. Стали замечать, что, когда в доме не бывало никого, кроме грудного ребенка, исчезали съестные припасы. Кувшин, наполненный молоком, оказывался пустым, кувшин с мацуном — тоже, в корыте не оставалось хлеба, в крынке — масла и недоставало еще многого другого. Думали, к ним в дом повадился вор. Однако сын их предполагал иное, но никому ничего не говорил.

 

Однажды, когда никого не было дома, юноша спрятался в темном углу, и… что же он видит?! Его сестра-малютка встала, вмиг проглотила всю оставшуюся еду, кинулась к корыту, увидела, что там нет хлеба, но лежит тесто, набросилась на него и съела дочиста, затем кинулась туда-сюда, ничего не нашла и как невинный младенец тихо легла в колыбель.

 

Мать пошла разжигать тонир и когда вернулась, чтобы раскатать тесто, увидела, что теста нет. Сын вышел из укрытия, отозвал мать во двор и рассказал о том, что видел своими глазами.

 

Мать не поверила, мол, этого не может быть.

 

Сын сказал:

 

— Ну, дело ваше, вот вы, вот ваша дочь, что хотите, то и делайте. Я в этом доме не могу оставаться — если она немного подрастет, всех нас съест. Это — дэв. это — вишап, а не ребенок.

 

И юноша ушел из отчего дома. По дороге ему захотелось, есть, хлеба у него не было, в кармане оказалось несколько сухих абрикосов. Достал их, поел, косточки закопал в землю. Из этих косточек потом выросло три дерева.

 

2

 

Юношу звали Татух. Пошел он скитаться, хотел попасть в другую страну, но не встретил ни города, ни села. Увидел, что на пастбище пасутся овцы, и направился в их сторону. Подошел и видит, что с овцами нет пастуха. К вечеру отара овец двинулась к своему загону, Татух пошел за нею. Когда овцы дошли до загона, из пещеры вышли мужчина и женщина — оба слепые, ощупью подоили своих овец, в отдельную посуду отлили себе молока на ужин, покрошили туда хлеба и стали есть. Татух тихо подсел к ним и тоже начал есть. Слепцы не узнали, что у них появился сотрапезник, и, хотя на этот раз не наелись, не сказали ни слова. Это повторялось несколько дней. Однажды муж сказал жене:

 

— Слушай, жена, вот уже несколько дней я остаюсь голодным, молока столько же, что и всегда, но я не наедаюсь.

 

Жена на это сказала:

 

— А я-то думала, что ты стал есть больше обычного и поэтому я недоедаю. Значит, мы оба остаемся голодными. Неужели кто-то еще ест с нами?

 

— Наверно, так оно и есть. Я заметил еще вот что: до сих пор загоняли своих овец мы, а теперь они сами заходят в загон, наверное, кто-то погоняет их. Знаешь, что? Когда во время еды я кашляну, ты сразу вытяни обе руки, а я с другой стороны сделаю то же самое, и если рядом с нами будет человек, мы его схватим.

 

Вечером за едой муж и жена сделали, как договорились, и схватили нашего Татуха.

 

— Кто ты такой? - спросили они. - Почему скрываешься от нас?

 

Татух сказал:

 

— Я из чужих краев, случайно оказался у вас, будьте мне отцом и матерью, а я буду вам сыном, буду вас оберегать, пасти овец.

 

— Очень хорошо, - ответили ему, - значит, тебя нам послал бог, у нас нет детей, будь нам сыном.

 

3

 

На следующий день отец наказал сыну:

 

— Слушай, сын, когда выведешь пасти овец, не гони их ни влево, ни вправо, а только к горе, что прямо напротив нас.

 

— Хорошо — сказал Татух, но наказ отца не выполнил. Он погнал стадо налево и набрел на свадьбу дэвов. Собрались дэвы и с зурной и бубном праздновали свадьбу. Когда они увидели Татуха, схватили его, затащили к себе:

 

— Видишь, у нас свадьба, мы все заняты, ты должен для нас нарубить дров.

 

Татух согласился и, взяв топор, стал рассекать огромное бревно. Расширив трещину в бревне несколькими кольями, позвал всех дэвов, мол, бегите скорее сюда, я вам покажу невиданное чудо, чтобы ваше свадебное пиршество было еще более пышным. Прибежали все дэвы, и даже жених с невестой.

 

— Ну, какое ты должен показать чудо? - спросили они.

 

Татух сказал:

 

— Вложите свои руки в эту щель, тогда я покажу чудо.

 

Все поспешно сунули руки в щель бревна. Татух быстро вытащил колья. Дэвы стали жалобно вопить:

 

— Вай, вай, погибаем, что с нами сделал этот человек! Что за беда свалилась на нас!

 

Татух сказал:

 

— Это еще начало, беда будет потом. Это вы выкололи глаза моей матери и отцу? Где вы их спрятали?.. Пока не отдадите глаза, не будет вам спасения.

 

— Да, да, вай, вай, - закричал один из них, не выдержав боли. - Они вон там, под тем кустом, возьми и освободи нас!

 

Татух пошел, взял глаза и спросил:

 

— Глаза я нашел, но как я должен их оживить?

 

— Глаза вложишь в глазницы отца и матери и проведешь по ним платком нашей невесты, они сразу оживут.

 

Татух взял платок невесты.

 

— Ну, теперь освободи нас! - завопили дэвы.

 

— Я освободил бы вас, но кто поручится, что вы не отомстите мне и не разорвете меня на мелкие кусочки. Нет, не надейтесь на это, нет вам спасения, оплакивайте свой черный день.

 

Свадьба дэвов обернулась трауром. Мольбы и слезы не подействовали на юношу. Да и умно ли было бы их освободить? Наш Татух взял топор и всем им, от мала до велика, отрубил головы и очистил гору от коварных дэвов.

 

4

 

Вернувшись вечером домой, Татух вложил глаза слепцов в глазницы, провел по ним платком дэвовой невесты, и они сразу прозрели. Обняли старики Татуха, расцеловали, не зная, как выразить свою безмерную благодарность и радость.

 

Этот случай придал Татуху храбрости, и на следующий день он погнал своих овец на гору справа. Как только он достиг вершины горы, услышал страшный рев. Услышали рев и овцы и, дрожа, попятились назад. Татух их не остановил, но сам захотел увидеть, что за зверь там ревет.

 

Пошел он на этот рев и видит — у входа в пещеру сидит неведомый ему зверь и ревет. Это был лев — не лев, тигр — не тигр, кабан — не кабан, но кто бы он ни был, это был зверь страшный, чем-то похожий на собаку, но в десять раз крупнее ее.

 

Татух, спрятавшись за камень, исподтишка рассматривал чудовищного зверя, но тот, оказывается, еще раньше заметил юношу.

 

— Эй, человек, - позвал зверь человечьим голосом, - мне надо родить, не могу сдвинуться с места, подойди, помоги мне, не бойся, тебе не будет вреда.

 

Услышав эти слова, Татух собрался с духом и сказал себе: «Кто говорит по-человечьи, наверное, и жалостлив, как человек, пойду помогу».

 

Когда Татух подошел к зверю, тот сказал:

 

— Если рожу двойню, то тебя съем, если же одного — дарую тебе жизнь.

 

— Как знаешь, - сказал Татух, - будь что будет. Первого родившегося детеныша Татух засунул в

 

свою пастушью сумку, второго — также, а третьего, - увидев, что это последний, - положил перед зверем и сказал:

 

— Вот ты родил одного детеныша, разве стоило из-за этого так страшно реветь?

 

Зверь застыдился и сказал:

 

— Иди, я дарую тебе жизнь, и если пригонишь своих овец сюда, то можешь быть спокоен: тебе не будет никакого вреда.

 

5

 

Татух принес домой еще слепых щенят и стал кормить их овечьим молоком. Щенята выросли и стали ему верными псами. Татух одного из них назвал Занги, а другого — Зранги. Когда он шел куда-нибудь, брал их с собой, а дома держал на цепи.

 

С тех пор прошло почти десять лет. И Татух захотел вернуться в свой дом, чтобы узнать, что стало с его родителями. Сказал об этом желании своим названым матери и отцу, они благословили его, надеясь, что он вскоре вернется. Татух наполнил чашу молоком, поставил ее на полку и сказал:

 

— Следите за молоком. Когда увидите, что оно изменилось в цвете — покраснело или почернело, знайте, что я нахожусь в беде, сейчас же отвяжите Занги и Зранги, они мне помогут.

 

Отправился Татух в дорогу, и доехал до того места, где когда-то он закопал абрикосовые косточки. Теперь здесь стояли три высоких и пышных дерева. Присел он под ними немного отдохнуть и вскоре продолжил свой путь на родину. Но какая там родина?!..

 

Не было ни одной живой души, дома в деревне стояли целые, но жильцов в них не было. Татух ехал верхом на коне и был у него хурджин, наполненный едой на дорогу. Погнал коня прямо к своему дому и спешился. Вошел в дом и, о чудо, увидел свою сестру, сидящей у очага, и никого больше. Сестра встала, обняла брата, приговаривая:

 

— Добро пожаловать, с приездом, мой братец, свет моих очей. Где ты был так долго? - сказала она и быстро побежала во двор.

 

Увидела коня на привязи с хурджином на спине. Весь хурджин вмиг проглотила и, вернувшись, спросила брата:

 

— Братец мой дорогой, ты приехал без хурджииа?

 

— Да, - ответил Татух и сразу понял, что хурджин она проглотила.

 

Сестра еще раз вышла во двор и съела одну ногу коня, а вернувшись, спросила:

 

— Братец мой дорогой, ты что — приехал на коне с тремя ногами?

 

— Да, -ответил Татух.

 

Сестра вышла и съела вторую ногу коня и, вернувшись, спросила:

 

— Братец мой дорогой, ты что — приехал на коне с двумя ногами?

 

— Да, - ответил Татух.

 

Сестра снова вышла, съела третью ногу коня и, войдя в дом, спросила:

 

— Братец мой дорогой, ты что — приехал на коне с одной ногой?

 

— Да, - сказал Татух, сердце которого сжалось от страха. «После того, как съест коня, она должна съесть меня. Что мне делать, как спастись?» - думал он.

 

Сестра вышла, съела четвертую ногу коня, снова вернулась в дом и спросила:

 

— Братец мой дорогой, ты что — пришел сюда пешком?

 

— Да, сестрица моя, пришел пешком и пешком должен вернуться, но не знаю, отпустишь меня или нет?

 

— Вай, да ослепнут мои глаза, братец дорогой, как я отпущу тебя? Вот уж, сколько лет все глаза проглядела, ждала, что приедет мой брат, утолит мою тоску. Ты, наверное, голодный, подожди, пойду принесу тебе хлеба.

 

Как только сестра вышла, из-за угла дома выскочил петух и сказал Татуху:

 

— Слушай, парень, сестра твоя пошла, точить зубы, чтобы съесть тебя. Спасайся, если можешь!

 

— Что же делать, я не знаю? - ответил юноша. Петух сказал:

 

— Сними свою шубу, наполни пеплом и повесь, а сам скорее беги. Она вернется, набросится на твою шубу, пепел засыплет ей глаза, пока она протрет их, ты пройдешь порядочное расстояние.

 

Юноша сделал так, как сказал петух, и убежал.

 

Сестра вернулась, увидела, что нет брата, заметила шубу, подумала, что это он, набросилась, как зверь, на шубу, разорвала ее в клочья, распотрошила, пепел высыпался и забил девушке рот и глаза. Видя, что обманута, она пришла в ярость, быстро стряхнула пепел, протерла глаза и побежала за братом.

 

Татух был уже довольно далеко, когда оглянулся и увидел, что сестра вот-вот его нагонит. Он ускорил бег, добежал до трех абрикосовых деревьев и взобрался на одно из них.

 

Сестра, добежав, попыталась подняться на дерево, но не смогла, стала зубами грызть ствол и вскоре его перегрызла. Дерево упало на соседнее, и юноша вскарабкался на вершину второго дерева. Девушка стала грызть и это дерево. Оно тоже сломалось и рухнуло на третье. Девушка стала грызть последнее дерево.

 

В это время названые отец и мать Татуха посмотрели на оставленное им в чаше молоко, увидели, что оно покраснело и сейчас же развязали Занги-Зранги. Верные псы сразу почуяли след своего хозяина, поняли, в какую сторону, по какой дороге он пошел, и, делая огромные прыжки, вмиг добежали до него. Последнее дерево вот-вот должно было свалиться, когда подоспели псы. Как только Татух увидел их, закричал:

 

— Занги-Зранги, так растерзайте, так проглотите ее, чтобы капнула лишь одна капля крови.

 

И звери так сожрали девушку, что лишь одна капля крови капнула на один листик с дерева.

 

Юноша спустился наземь. Занги-Зранги прильнули к его ногам и стали радостно скулить. Татух погладил их по голове, затем взял листик с каплей крови, сложил его, спрятал за пазуху и отправился в путь.

 

Много ль, мало ль они прошли, как встретили караван. Хозяин каравана увидел псов Татуха, они ему очень понравились, и он подумал: «Если эти подобные львам псы станут моими, то мне не будут страшны никакие разбойники. Даже если будет сто грабителей, эти два пса расправятся со всеми».

 

Затем, обратившись к Татуху, сказал:

 

— Слушай, парень, отдай мне этих псов и возьми из моего каравана сколько угодно мулов с их поклажей.

 

— Даже если ты предложишь мне весь караван, их я не отдам, - сказал Татух.

 

— Значит, ты со своими двумя псами богаче, чем я с моим огромным караваном?

 

— Думаю, что это так, - ответил Татух. - Твой огромный караван не спасет твою жизнь, даже наоборот, может стать причиной твоей смерти: если нападут разбойники, сначала убьют тебя, потом унесут твои товары. А моя жизнь в безопасности, пока со мной мои псы. Захочу, сию минуту с их помощью отниму у тебя весь твой караван. Но я не разбойник, чтобы сделать это.

 

Разговаривая так, они прошли порядочное расстояние, затем хозяин каравана сказал:

 

— Раз ты не отдаешь мне своих псов ни за какую цену, я спрошу тебя о простой вещи. Если ты сможешь ответить — мой караван тебе, а если нет — твои псы мне.

 

Татух сказал:

 

— Я согласен, посмотрим, что ты спросишь.

 

— Вот, погляди на дубинку в моих руках: если узнаешь, из какого она дерева, мой караван тебе, а если не узнаешь, - твои псы мне.

 

— Очень хорошо, - сказал Татух, и стал перечислять все знакомые ему деревья: - Кизил, мушмула, граб, бук, липа, клен, дуб…- и так назвал много деревьев, но все не то.

 

— Значит, твои псы теперь мои, - сказал хозяин каравана, - отдай их мне.

 

— Подожди, я еще подумаю, - сказал Татух. - Я знаю еще одно дерево, название его у меня на кончике языка, но не могу вспомнить. Я уверен, что это именно то дерево.

 

В это время что-то у него за пазухой зашипело, и наконец явственно послышалось:

 

— Ш-ш-ш-чапки, ш-ш-ш-чапки. - Это произнесла спрятанная за пазухой капля крови.

 

— Нашел, нашел, - воскликнул Татух и, схватив дубинку, сказал, - это чапки.

 

— Ты прав, - ответил хозяин каравана, - ты заслужил мой караван.

 

— Весь караван мне не нужен, - сказал Татух,- я простой пастух, а не купец. Дай мне тюк одежды, пойду сосватаю для себя девушку, женюсь, этого мне хватит.

 

Хозяин каравана выбрал изысканные ткани, наряды и украшения для жениха и невесты, навьючил на одного мула и отдал Татуху.

 

Немного проехав, Татух почувствовал, что за пазухой у него что-то шевелится. Засунул туда руку и вытащил огромную змею. Капля крови превратилась в змею, и уже тянулась к горлу Татуха. Татух отшвырнул от себя эту змею, которая мгновенно стала расти и утолщаться, словно вишап, и позвал своих псов:

 

— Занги-Зранги, так растерзайте, так проглотите ее, чтобы не капнула ни одна капля крови.

 

Псы так и сделали — не оставили и следа от девушки-вишапа.

 

Татух вернулся домой с мулом, навьюченным всяким добром.

 

Выбрал себе девушку, женился.

 

Они достигли своего счастья, да достигнете и вы своего.

 

Хазарос Ахаян


Теги: армянские сказки, Хазарос Ахаян, Xazaros Axayan, Ղազարոս Աղայան

 

 

 
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
2007-2011 © Hayreniq.ru Все права защищены. При использовании материалов Hayreniq.ru ссылка на ресурс обязательна.