Регистрация   Обратная связь   RSS
 

«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 

 

Популярное

 

Облако тегов

Avetik Isahakyan, Daniel Varujan, Exishe Charenc, Grigor Zohrap, Hovhannes Shiraz, Nerses Shnorhali, Paruyr Sevak, Silva Kaputikyan, Vahan Teryan, Xazaros Axayan, Аветик Исаакян, Ваан Терян, Григор Зорап, Даниел Варужан, Егише Чаренц, Нерсес Шнорали, Ованес Туманян, Паруйр Севак, Рассказы, Сиаманто, Хазарос Ахаян, армянские сказки, армянские стихи, армянские стихи на армянском языке, тексты армянских песен, Ավետիք Իսահակյան, Գրիգոր Զոհրապ, Գևորգ Էմին, Դանիել Վարուժան, Եղիշե Չարենց, Համո Սահյան, Հովհաննես Թումանյան, Հովհաննես Շիրազ, Ղազարոս Աղայան, Ներսես Շնորհալի, Պարույր Սևակ, Ռաֆայել Պատկանյան, Սիլվա Կապուտիկյան, Վահան Տերյան

Показать все теги

Царь Чахчах

То ли было это, то ли не было, жил бедный мельник.

 

Ходил он в драном тулупчике да побелевшей от муки шапке, а ютился в обветшалой своей мельнице на берегу речки. Пек на угольях лепешку, заедал куском сыра — тем и обходился.

 

Идет он однажды пустить воду, возвращается, глядь — сыра-то нет.

 

Идет в другой раз перекрыть воду, возвращается, глядь — лепешки нет.

 

Кто это сюда повадился? Думает мельник, думает и ставит у входа ловушку. Подымается поутру и видит, угодил в ловушку лис.

 

— Так это ты, воровские твои глаза, слопал мой сыр и лепешку? Я тебе сейчас задам! — говорит мельник и хватается за лом.

 

— Пощади меня, — взмолился лис. — Велика потеря — кусок сыра! Разве из-за этого убивают? Оставь меня жить, добрую службу тебе сослужу.

 

Мельник послушал да и отпустил его.

 

Бежит лис на помойку за царским дворцом, роется там, роется и находит золотой. Берет его — и к царю.

 

— Много лет здравствовать тебе, государь! Не дашь ли нам свою меру? Царь Чахчах золотом разжился. Как измерим — вернем.

 

— Кто таков царь Чахчах? — удивляется царь.

 

— Ты его покамест не знаешь, — отвечает лис — Это очень богатый царь. А я у него визирь. Будь добр, дай меру, измерим золото, там и узнаешь.

 

Берет, сует в щель найденный на свалке золотой, а вечером отдает меру.

 

— Ох, — говорит, — насилу перемеряли.

 

«Неужто они и вправду этой мерою золото мерили?» — недоумевает царь. Тряхнул он хорошенько меру, и оттуда со звоном вывалился золотой.

 

Назавтра лис опять тут как тут: царь Чахчах, дескать, разжился самоцветами и жемчугами, не дашь ли нам свою меру, как измерим — вернем.

 

Берет, отыскивает жемчужину, запихивает в щель, а вечером приносит меру обратно.

 

— Ох, — говорит, — и намаялись, покуда все перемеряли.

 

Царь тряхнул меру, оттуда выпала жемчужина.

 

Осталось только диву даться: что же он за богатей, этот царь Чахчах, коли золото, самоцветы и жемчуг мерою мерит!

 

Через несколько дней лис бежит к царю свататься: царь Чахчах, дескать, вздумал жениться, отдай за него свою дочь.

 

Царь чуть себя на радостях не потерял.

 

— Ступай, — говорит, — поскорее к свадьбе готовьтесь!

 

Лис побежал на мельницу, а в царском дворце с ног сбились, к свадьбе готовятся.

 

Побежал лис к мельнику с доброй весточкой: я, дескать, за тебя царскую дочь просватал, скоро к венцу ехать.

 

— Будь ты неладен, лис! — испугался мельник — Что ж ты натворил? Царская дочь мне не чета. Ни денег у меня нет, ни дома, ни одежки. Как же нам теперь быть?

 

— Не бойся, я все устрою, — успокаивает его лис и бежит к царю. Прибегает во дворец — и в крик: — Беда, беда! Царь Чахчах торжественно выехал из дому. По дороге напала на него вражья рать Всех людей перебили, а добро унесли. Он один спасся. В теснине мельница стоит, там он и схоронился. Послал меня за одеждой и конем. Хочет быстренько сходить с невестой под венец, а тогда уж и врагу отомстит.

 

Царь немедля готовит все, что нужно, дает лису, а заодно снаряжает конный отряд — с почетом доставить зятя во дворец.

 

Отряд торжественно подъезжает к мельнице и выстраивается подле входа. Снимают с мельника тулупчик, облачают в царские одежды, усаживают на лихого скакуна. Кругом него вельможи, всадники путь прокладывают, всадники позади следуют — привозят его в царский дворец с великими почестями. А мельник, отроду не бывавший во дворцах, разинул рот, озирается по сторонам и знай разглядывает всех и вся.

 

— Отчего это он, братец лис, глаза на все таращит? Что тут за невидаль? — спрашивает царь. — Будто ни в доме хорошем не живал, ни одежды не нашивал.

 

— Нет, нет, государь! — отвечает лис. — Просто он смотрит да прикидывает: куда, мол, этому богатству против моего богатства!

 

Садятся за трапезу. Подают яство за яством, а мельнику невдомек — ни что есть, ни как есть.

 

— Что ж он не ест, братец лис? — спрашивает царь.

 

— Только подумает, какая беда с ним стряслась по дороге, ему кусок в горло не лезет, — со вздохом ответствует лис. — Тебе и не вообразить, государь, сколько добра у моего царя унесли и какое это для него бесчестье

 

— Не горюй по пустякам, милый зятек, чего в жизни не случается! — утешает мельника царь. — Нынче свадьба, попируем да повеселимся!

 

Вот они и пируют: едят и пьют, поют и пляшут — семь дней и семь ночей играют свадьбу. А лис на свадьбе кумом.

 

После этого отец дает за дочерью богатое приданое и торжественно провожает ее с царем Чахчахом в путь.

 

— Я поеду наперед, наведу в доме порядок, — говорит кум лис, — а вы езжайте следом.

 

И убегает. Бежит и видит: пасется на выгоне огромное стадо.

 

— Чье это стадо?

 

Ему и отвечают: Шах-Мара.

 

— Забудьте про это! — восклицает лис. — Царь на него прогневался, собрал войско, вот-вот будет здесь. Кто назовет Шах-Марово имя, тому не сносить головы. Коли спросят, чье стадо, говорите: царя Чахчаха. Иначе вам несдобровать.

 

Бежит лис дальше и видит: в долине между гор рассыпалась овечья отара.

 

— Чья это?

 

— Шах-Мара.

 

Он и этим пастухам наказывает то же самое. Бежит дальше и видит: привольные поля, а на них жнецы жнут.

 

— Чьи это поля?

 

— Шах-Мара.

 

Он и жнецам наказывает то же самое. Бежит дальше и видит неоглядный покос.

 

— Чей это?

 

— Шах-Мара.

 

Он и косарям наказывает то же самое. Добегает лис до Шах-Марова замка.

 

— Эй, Шах-Map! — кричит на бегу. — Сидишь как ни в чем не бывало, а тебе беда грозит! Царь на тебя прогневался, собрал большое войско. Тебя убьет, имения твои разорит, камня на камне не оставит, а все добро к рукам приберет. Я у тебя однажды курочкой полакомился, доныне это помню. Я про хлеб-соль не забываю, вот и прибежал тебя остеречь. Собирайся наскоро, покамест царь не пришел.

 

— Куда же мне деваться? — вопрошает перепуганный Шах-Map, и вдруг видит: вдали на дороге клубится пыль — и впрямь царь близится.

 

— Беги, пока цел! Садись на коня, скачи из этой страны без оглядки и впредь носа сюда не кажи!

 

Шах-Мар мигом вскакивает на лучшего своего коня и мчится что есть духу в дальние края.

 

Следом за лисом едет свадебное шествие. Едет с зурнами и бубнами, распевает песни, а войско палит из ружей и кричит «ура».

 

Едет в золоченой карете и царь Чахчах с женой, и сопровождает их конная свита.

 

Подъезжают к выгону. Видят, пасется огромное стадо.

 

— Чье это стадо? — спрашивают всадники.

 

— Царя Чахчаха, — отвечают пастухи.

 

Едут дальше. Подъезжают к долине. Видят белых овец между гор.

 

— Чьи это? — спрашивают всадники.

 

— Царя Чахчаха.

 

Едут дальше. Подъезжают к привольным полям.

 

— Чьи это поля?

 

— Царя Чахчаха.

 

Все только диву даются, да и сам царь Чахчах того гляди умом помешается.

 

Едут они так следом за лисом и подъезжают к Шах-Марову замку.

 

Кум лис там уже похозяйничал, подготовился к встрече. Встречает кумовьев, и пир начинается сызнова.

 

Здесь они тоже пируют семь дней и семь ночей, и кумовья отправляются домой.

 

Царь Чахчах, молодая его жена и кум лис поселяются в Шах-Маровом замке

 

А до смерти напуганный Шах-Мар доныне бежит без оглядки.

 

Ованес Туманян


Теги: армянские сказки, Ованес Туманян, Hovhannes Tumanyan, Հովհաննես Թումանյան

 

 

 
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
2007-2011 © Hayreniq.ru Все права защищены. При использовании материалов Hayreniq.ru ссылка на ресурс обязательна.