Регистрация   Обратная связь   RSS
 

«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 

 

Популярное

 

Облако тегов

Avetik Isahakyan, Daniel Varujan, Exishe Charenc, Grigor Zohrap, Hovhannes Shiraz, Nerses Shnorhali, Paruyr Sevak, Silva Kaputikyan, Vahan Teryan, Xazaros Axayan, Аветик Исаакян, Ваан Терян, Григор Зорап, Даниел Варужан, Егише Чаренц, Нерсес Шнорали, Ованес Туманян, Паруйр Севак, Рассказы, Сиаманто, Хазарос Ахаян, армянские сказки, армянские стихи, армянские стихи на армянском языке, тексты армянских песен, Ավետիք Իսահակյան, Գրիգոր Զոհրապ, Գևորգ Էմին, Դանիել Վարուժան, Եղիշե Չարենց, Համո Սահյան, Հովհաննես Թումանյան, Հովհաննես Շիրազ, Ղազարոս Աղայան, Ներսես Շնորհալի, Պարույր Սևակ, Ռաֆայել Պատկանյան, Սիլվա Կապուտիկյան, Վահան Տերյան

Показать все теги

Бездельница ури

Жила некогда женщина. Была у нее дочь, звали ее Ури. Ленивая, ни к чему не годная, день-деньской била баклуши.

 

Ох, кругом работы равные,

Только все работы — грязные.

И куда себя мне деть?

Лучше дома посидеть,

На прохожих поглядеть.

Поесть и поспать,

А потом — опять…

 

Соседи прозвали ее Бездельница Ури. Что до матери, та знай нахваливает дочку — все-то она, дескать, может: и хлопок трепать да чесать, и сучить да прясть, и шить да кроить, и месить да печь, и стряпать да прибирать — словом, на все руки мастерица.

 

Дошли эти речи до одного молодого купца. Молодой этот купец и говорит: «Такая вот жена мне и нужна». Недолго думая, сватается он к Бездельнице Ури, венчается с ней и увозит к себе. Через некоторое время покупает он то ли десять, то ли двадцать тюков хлопка и дает жене: я уезжаю в дальние края торговать, а ты вычеши этот хлопок и спряди. Как вернусь, продам — глядишь, и разбогатеем.

 

Да ведь бездельница, она и есть бездельница. Гуляет себе Ури, жевательную смолку изо рта не вынимает. Идет однажды берегом речки и слышит, лягушки квакают:

 

— Ква… ке-кел… ква… пе-пел…

 

— Послушайте-ка, Кекел и Пепел, — подает голос Бездельница Ури. — Я вам, девушки, принесу хлопка, а вы спрядите. Ладно?

 

— He-си, не-си…

 

Обрадовалась Бездельница Ури. Притащила хлопок, покидала в речку.

 

— Стало быть, вычешите и спрядите. Через денек-другой я пряжу возьму, мы ее продадим.

 

Через денек-другой приходит. Лягушки как квакали, так и квакают.

 

— Ква… ке-кел… ква… пе-пел…

 

— Кекел! Пепел! Несите, девушки, пряжу! Лягушки квакать квакают, а пряжу не несут.

 

Ури пригляделась и приметила, что прибрежные камни и валуны сплошь затянуты зеленым мхом.

 

— Вон оно что! — говорит. — Глаза бы мои на вас не глядели! И хлопок вычесали, и пряжу спряли, и ковер себе выткали! — Заслонилась ладонью от солнца — и в крик: — Коли ковер соткали, выкладывайте деньги за наш хлопок! — Кричит, а сама входит потихоньку в воду. Вдруг чувствует под ногой что-то твердое. Вытаскивает из воды, глядь — кусок золота. — Благодарствуйте, — говорит, — Кекел и Пепел!

 

Сунула золото за пазуху и заспешила домой. Вскоре и муж покончил с торговыми своими делами и вернулся. Вернулся и видит на полке увесистый слиток золота.

 

— Откуда это золото, жена?

 

Ури и объясняет: так, мол, и так, продала хлопок Пепел и Кекел, вот и весь сказ.

 

Дай вам бог радоваться так, как обрадовался муж. Зовет он тещу, подносит ей подарки и благодарит, что вырастила такую умную, ко всему сноровистую и работящую дочь. Не нахвалится женой, собирает угощение, и садятся они пировать.

 

А теща женщина смекалистая, уразумела, что тут что-то нечисто, испугалась, как бы зять не дал дочери нового дела и не докопался до правды. В разгар веселья влетает в комнату оса и ну жужжать. Теща встает и кланяется осе.

 

— Добро пожаловать, тетушка! — говорит. — Дав. но я тебя не видела, как поживаешь? Мыслимое ли дело столько работать, вконец ведь себя извела!..

 

Зять опешил и говорит:

 

— В своем ли ты, матушка, уме? Где это видано — осу тетушкой величать?

 

А теща в ответ:

 

— Ах, сынок, от тебя ли, родного человека, скрывать? Никакая это не оса — это моя тетка. Очень уж она, бедняжка, работящая была. От зари до зари работала, рук не покладала — надорвалась, ссохлась вся, малюсенькой стала. Такой стала малюсенькой, что осой обернулась. Это у нас в роду. Очень мы работящие. Только вот ссыхаемся от работы, а там недолго и осой обернуться.

 

Как услышал это зять, с лица спал от испуга. Отныне, говорит жене, я тебе палец о палец не позволю ударить, не то станешь еще наподобие тетушки осой.

 

Ованес Туманян


Теги: Ованес Туманян, армянские сказки, Հովհաննես Թումանյան

 

 

 
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
2007-2011 © Hayreniq.ru Все права защищены. При использовании материалов Hayreniq.ru ссылка на ресурс обязательна.